Утро и вечер

В сон погрузился животворный,
Но тут задребезжал рояль -
Какой-то прямо Саша Чёрный.
Звоню: "Пардон, их бин усталь.

Я был в ужасно трудном райзе.
Я ж не какой-нибудь нахал.
Нельзя днём отоспаться разве
Тому, кто сутками пахал?"

На время стихло. Я к кюльшранку.
Там у меня стоит портвейн.
Всё веселей, чем спозаранку
Надсадно стонущий "Стейнвейн".

Но мало музыкальной фрау
Рояль насиловать полдня.
Не знаю по какому праву
Она взялась и за меня.

- Скажите, есть ли что на ужин?
А то как раз мне в магазин.
Хрипите. Ой, совсем простужен.
Вот вам таблетка. Карнозин.

Но я собрал всю силу воли
И сам туда заковылял.
Совсем беспомощный я, что ли?
Нет, просто после райзе вял.

Бурча под нос, мол, жив курилка,
Купил под соусом тунца,
Багет, “Кеглевича" бутылку,
Ну, и какого-то мясца.

Назад знакомая дорожка.
Пешком с пакетом, чай, не лорд.
Донёсся сверху из окошка
Второй прелюдии аккорд.

______________

Райзе - поездка
Кюльшранк - холодильник

Баллада об Ильясе

Помнишь нашего Ильяса?
Вроде не дебил.
Повстречал кусок он мяса
И потом любил.
Не было обоим спасу.
День и ночь в борьбе.
Душу вынула Ильясу.
Впрочем, и себе.
А вчера мне позвонила
Людка из Б-класса,
Будто приняла могила
Нашего Ильяса.
И, когда прощалась с мужем,
Говорят, жена
Так расстроилась, что тут же
Померла она.
Без морали стих мой бедный.
Тут я не мастак.
А о том, что мясо вредно,
Знают все и так.

Cудный день

Свои проколы в Судный день
Как от тебя я скрою?
Прости гордыню, глупость, лень,
Слепой азарт порою.

Прости, что я не тех любил
И часто пил не с теми.
Что время попусту сгубил,
Не оказался в теме.

Что вновь давал тебе зарок,
Хоть знал наверняка я:
Не будет выучен урок.
Видать, судьба такая.

Душа в раскаянье парит,
Прощенной быть охота.
"А это видел?" - говорит
Из зеркала мне кто-то.

Нагой там мыслящий тростник,
Поношенное тело.
Сверкнуло зеркало на миг
И тотчас помутнело.
Tags:

Люди и тени

Устало препирались два комка
Из нервов, сухожилий, прочей хрени,
Пока у них за спинами две тени
Без удержу валяли дурака.

Две разнополых особи тоску
Угрюмо множили, ни капельки не каясь,
А тени ковыляли по песку,
То ниц упав, то яростно брыкаясь.

Багровый диск упрямо шёл ко дну,
И тени норовили удлиниться,
В какой-то геометрии в одну
Надеясь, может быть, соединиться.

Разъела горизонт густая ржа,
Подул норд-ост, и шла волна седая.
Смотрели двое на закат, дрожа -
Их тени затаились, ожидая.
Tags:

Товарищ, верь

Бесовский шлем на пол-лица
И каучуковый отросток
Дубасит жертву полицай
Завинчен в автозак подросток
Ждёт мальчиков особый путь
Кровавым крестиком он вышит
Бог плачет и под эту жуть
Их имена все пишет, пишет