buzhor (buzhor) wrote,
buzhor
buzhor

Categories:

Дуче и евреи Италии


По этой негламурной теме вопросов в итальянском путешествии хоть отбавляй.  Вроде бы Италия не навевает. Но - было.
Поговорим о Бенито Амилькаре Андреа. Это имена мексиканского революционера, итальянского анархиста и первого социалиста в парламенте Италии. Так назвал его отец - деревенский кузнец и карбонарий. Поговорим о Муссолини - с этим именем он вошел в историю. Поговорим не в Риме, не напротив балкона, откуда сообщил согражданам, что Италия вступает во Вторую мировую войну, не в Вечном городе, который он триумфально и бескровно подчинил себе после похода чернорубашечников из Неаполя, а здесь, на озере Гарда. Летом 1943 года американцы высаживаются в Сицилии и соратники свергают дуче. Временное правительство возглавляет фашист Бадольо. Американские войска оккупируют юг страны, вермахт - север. Фронт прошел южнее Рима. Пленение и затем фантастическое похищение Муссолини. В Сало располагается 'законное' правительство, и его немедленно признают Германия и горстка ее сателлитов. На всей территории страны к северу от линии фронта над евреями нависла смертельная опасность.
Мы говорим о Муссолини здесь, потому что это его последнее прибежище. Отсюда в апреле 1945 года он вместе с верной любовницей Кларой Петаччи отправился не то в Швейцарию, не то в Милан договариваться с партизанами. Но партизаны разобрались с ним и за что-то заодно с его спутницей раньше. В Милан прибыли их трупы. Их подвесили головами вниз, и люди, которые еще недавно неистовствовали от восторга, когда дуче гримасничал перед ними с трибуны в позах скучающего бога или льва перед прыжком, проходили и плевали в мертвые лица Бенито и Клары. Позади были Албания, Греция, Сталинград. Позади был Львов, где эсэсовцы расстреливали итальянских солдат, пожелавших вернуться с фронта домой после путча Бадольо. Этот человек говорил им, что знает, как надо. Он ошибся.
Процитирую Муссолини образца 1929 года: 'Тридцать веков нашей истории позволяют нам с презрением взирать на некую заальпийскую доктрину, распространяемую отпрысками тех, кто не умел писать и не мог даже оставить потомкам документов своего времени, а у нас уже были Цезарь, Вергилий и Август...Смешно даже думать, что синагоги закроются. Евреи жили в Риме со времен царей. Их было 50 тысяч при Августе и они призывали сограждан оплакивать Цезаря у его тела. Их никто не тронет'.
Дуче многим был обязан евреям. Огромное влияние на него оказала в свое время любовница - Анжелика Балабанова, еврейка из Чернигова, сперва меньшевичка, с 1917 по 1924 годы - помощница Ленина, видный деятель Коминтерна. Когда молодой Муссолини еще подрабатывал в Швейцарии уроками итальянского, он пользовался успехом у русских курсисток. Они называли его Бенитушка. Бенитушка и Анжелика расстались, период анархо-социализма в политическом развитии Муссолини завершился. С уже упоминавшейся в заметках о Венеции Маргеритой Сарфати, сменившей Анжелику также и в качестве лучшей подруги, Муссолини обсуждал переход к фашистскому правлению в Италии. Она стала главным редактором журнала фашистов 'Герархия'. К ней он охладел в конце 20-х годов. В организации 'Фаши ди комбаттименто'- штабе борьбы за власть было не менее 5 евреев. Заметны были летчик Финци, моряк Понтремоли, Ярах, Иона и Сарфати - муж Маргериты. Концепцию фашистского 'корпоративного государства' разрабатывали преимущественно евреи, например, Гвидо Юнг - министр финансов и высокопоставленный член Высшего фашистского совета после похода на Рим в 1922 году, Гвидо Ариас, Отто Каган, Теплиц - председатель госбанка, сенаторы Анкона, Лурия, Мейер. Я как-то обмолвился обо всем этом одному своему приятелю, так он потом со со мной месяца три не разговаривал. А что делать, это правда.
Не надо иллюзий. Вялотекущий бытовой антисемитизм всегда был свойственен Муссолини. Большевистский переворот в России он называл сговором синагоги с немецкой армией. Был убежден, что мировое еврейство шушукается за спиной Великой Италии. Какое-то время заигрывал перед этим самым еврейством и поддерживал сионизм. Поддержка была взаимной. Правда, договориться с самым главным - Хаимом Вейцманом не удалось. Может быть, будущий первый президент Израиля видел дальше других? Может быть, он понимал, что однопартийный режим не ограничится экспансией в Африке и Восточном Средиземноморье, что в условиях тоталитаризма понадобится козел отпущения внутри страны? Что когда с национализмом носятся как с писаной торбой, рано или поздно возникнет вопрос о 'пропорциональном представительстве' в элитных структурах? А вековые предрассудки живы, их сладкими речами не отменишь. И понятно тогда, кто станет главным претендентом на роль чужого и гонимого.
Муссолини, опьяненный успехом фалангистов в Испании и особенно после Мюнхена, когда стало ясно, что сионистов не удастся рассорить вдрызг с ненавистной Англией, поверил Гитлеру и в 1938 году занялся очищением расы. Розенберг как-то назвал его еврейским прислужником, теперь Бенито исправился. Вряд ли дело дошло бы до 'окончательного решения', но об этом можно только гадать. Факт остается фактом: при Муссолини в Италии государственный антисемитизм и дискриминация евреев были, но не с 1922, а с 1938 года. Депортацию и геноцид организовали на оккупированной территории гитлеровцы. Муссолини и итальянские фашисты к этому непричастны.
Одна из самых безжалостных тираний в истории человечества - тирания слова. Fasces - пучок, древнеримский символ власти и единства. Хворостину легко переломить пальцем, вязанку хвороста не перерубить и топором. Родина фашизма все-таки Италия, а не Германия. В широком смысле фашистским можно назвать любой диктаторский режим, когда кто-то один знает, как надо, и твердой рукой укрепляет государство. В таком случае и правление, к примеру, Людовика XIV во Франции - фашизм, а самая радикальная модификация фашизма - большевизм, провозгласивший ко всему прочему отмену частной собственности и безбожие. Правильнее было бы оставить термин 'фашизм' за итальянской разновидностью тоталитаризма в 1922 - 1945 годах. Когда и почему стали называть фашистами немецких нацистов, трудно сказать. Семантика изменилась и слово 'фашист' нередко используется как синоним слова 'расист'. Не следует нервничать, когда речь заходит об активном участии евреев в фашистском движении Италии до 1938 года. Это было. Слово 'фашист' не cчиталось тогда ругательным. Они участвовали в укреплении государства единомышленников и не видели так далеко, как Вейцман.
С 1938 года евреям запрещалась любая общественная деятельность. Они подлежали увольнению с государственной службы. Все имущество стоимостью свыше установленного минимума (эквивалент сегодняшних 1000 долларов) предписывалось передать церкви в обмен на облигации 30-летнего государственного займа. Но священники - тоже люди и тоже итальянцы и действовали "по понятиям". А главное понятие в Италии - живи и давай жить другим.
Запрещалось служить в армии, всех офицеров-евреев уволили. Полковник Серге выстроил свой личный состав и застрелился перед строем. Правда, адмирал Понтремоли и генерал Пульезе были в особом порядке возвращены на свои посты в качестве 'необходимых специалистов'.
В 1938-1939 годах зарегистрировано 3910 случаев крещения евреев. Это меньше 1% тогдашнего еврейского населения, но в 1936-1937 годах таких случаев было всего 101. Недавно найдено и опубликовано в Corriere della Sera письмо крупнейшего писателя Италии Альберто Моравиа к Муссолини. Моравиа заверял диктатора в лояльности, напоминал, что он католик и не совсем нехороший: 'действительно, мой отец еврей, но моя мать - чистых кровей и католичка по вероисповеданию'. Разрешили писать для газет, но в 1943 году после оккупации Рима войсками вермахта пришлось ему с женой-еврейкой прятаться, чтобы не угодить в концлагерь.
Нашлось немало людей в высших эшелонах власти, спасавших и чужих евреев, еще до путча. В лагерях, где находились французские евреи, но оказавшихся под контролем итальянской армии, пожилых узников называли 'сеньор', 'сеньора'. Муссолини, вроде бы уступая Гитлеру, назначил специальным комиссаром для решения вопроса об этих лагерях Гидо Лапинозо - великого мастера уклоняться от выполнения приказов и инструкций. Лапинозо и католический священник Мари-Бенуа (Бенедетто) уберегли тысячи евреев от Освенцима или Треблинки. Когда еще Муссолини был в силе, Берлин требовал выдачи еврейских беженцев из Хорватии. Их не выдали, хотя дуче и начертал резолюцию "Не возражаю". Начертать-то он начертал, но, полагаю, прекрасно осознавал и учитывал, что в Италии не бросаются выполнять любой приказ, и что на бумаге - это одно, а в жизни - другое. Возможно, словесно, а верней всего, используя свою потрясающую даже для итальянца мимику, дал приближенным команду начать итальянскую забастовку. Зять Муссолини Чиано - впоследствии расстрелянный им, но по другому поводу, граф Петромарки - ответственный работник МИДа, полковник Чилиани, генерал Роатта - вот имена людей, которые сознательно утопили вопрос в бесконечых согласованиях. И еще князь Бисмарк, внук железного канцлера и посол рейха в Риме. Он весьма прозрачно намекнул, передавая берлинскую ноту, что, собственно, будет означать депортация для хорватских беженцев. Риббентроп звонил постоянно, в Рим даже приезжал шеф СС Гиммлер. Не помогло. Между прочим, хорватские нацисты - "усташи" за каждого депортированного, учитывая расходы, должны были выплачивать Германии по 30 марок, а имущество оставлять себе. Аналогия с евангельскими 30 серебренниками напрашивается.
Италия - католическая страна. Конечно, церкви в обычные дни пустуют, и в дедушку с бородой, который сидит на облаке и всё про всех знает, вряд ли многие верят. Но здесь люди живут с богом в душе, и плохому Библия не учит. Да, вас могут обмануть. Бывало, после, казалось бы, удачных переговоров только через какое-то время начинаешь понимать: вот в этом пункте тебя объегорили, и вот в этом. И счета в ресторане надо здесь проверять внимательнее, чем в Германии или Англии. Что же вы хотите, вы иностранец. Кто только не гулял по этой стране, как по собственной вотчине, со времен падения Рима, и отношение к иноземцам здесь, в общем, прохладное. Это не Англия, скоро тысячу лет не знающая чужеземной оккупации. Единой нацией итальянцы почувствовали себя совсем недавно, и подсознательно они немного комплексуют. А вдруг и вы считаете их ленивыми и ненадежными людьми? Другое дело - если вы преисполнены rispetto к этой стране и ее обитателям и даже в некоторых местных особенностях, скажем так, находите хорошую сторону. В этом итальянском слове сосредоточен смысл целой русской фразы: 'Если рассчитываешь на уважительное отношение к себе, уважай других, и себя тоже', однословного столь же емкого эквивалента в русском языке нет. Rispetto - это обоюдное достоинство. Пристраиваться рядом, а не сверху - психологи учат, что это проявляется даже на уровне заказа чашечки 'эспрессо'. При этом изъясняться в любви не надо, такие вещи не говорят, но их очень хорошо чувствуют. Могут и просто по-человечески помочь в трудной ситуации, притом совершенно безвозмездно, чему я лично знаю немало примеров. Среднестатистическому итальянцу труднее обидеть старика или ребенка, чем среднестатистическому не итальянцу. Поэтому и пресловутый Manifesto della Razza, изданный в июле 1938 года, и последовавшие за ним антиеврейские распоряжения мало кто бросился ревностно выполнять. То обстоятельство, что евреи внешне просто похожи на итальянцев, очевидно, также сыграло свою роль. Находились во время эсэсовских зачисток и местные пособники, но они при этом знали, что даже среди тех, кто не любит евреев - этих упрямцев, не верящих в святость Мадонны, - обидчики стариков, детей и женщин могут рассчитывать в Италии только на презрение.
Вот что пишет профессор Пьеро Фоа из Детройта о реакции чиновничьего аппарата Италии и простых людей на законы о чистоте расы: 'Кто-то следовал букве закона. Многие предпочли следовать диктату совести и задействовали проверенную временем машину проволочек, небрежности, беспорядка в хранении документов. Неизвестный банковский клерк, узнав о причинах моей эмиграции в США, продал мне вдвое больше долларов, чем полагалось, сопровождая эту операцию громовыми проклятиями. Кондуктор трамвая, всегда отвозивший меня ранним утром к медицинскому факультету, в ответ на мое прощание резко рванул ручку тормоза и при этом беспрерывно ругал правительство. Полицейский заранее позвонил матери, чтобы к его приходу она оказалась 'больной и в постели', и тогда она могла держать у себя в доме горничную-христианку. Множество студентов собрались под окнами отца. Скандируя, они выражали поддержку, и полиция их не трогала'. Добрые люди помогли в обход закона об отчуждении собственности превратить все, что можно, в деньги и отправить юного Пьеро за океан, а во время оккупации спасти родителей.
Кстати, о деньгах. Неужели все, рискуя свободой и часто жизнью, укрывали евреев бескорыстно? Не переходили ли деньги из рук в руки при спасении людей? Переходили. Хотя я не знаю ни одного примера, кто-то наверняка деньги или ценности брал, кто-то инвестировал в материальное вознаграждение в будущем, после войны. А как иначе выразить благодарность за спасение? Прислать открытку?...Даже если кто-то спасал, имея в виду эту цель - заработать, осуждать его никто не вправе. Значит, он делал трудную и опасную работу. Бескорыстно творить добро - великое дело, делать добро за деньги - работа. Хуже, когда делают за деньги зло. Но есть еще последний предел человеческой мерзости - делать зло бескорыстно.
Когда по плану "Эйхе" дивизии рейха стали занимать итальянские города, евреи прятались в квартирах друзей, в монастырях, в Ватиканском дворце. По мнению ведущего исследователя мемориала Яд Вашем Мордехая Пальдиэля, 'спасение 85 % итальянских евреев стало возможным благодаря огромной поддержке прежде всего католической церкви, а также других представителей различных социальных слоев, в том числе сотрудников и военных фашистского режима Сало'. Архивы сохранили раздраженную реакцию на запрос МИДа из Сало о судьбе итальянского гражданина Бернардо Тауберта - жителя Львова, оказавшегося в концлагере: 'Мы воздерживаемся от удовлетворения запроса итальянского посольства относительно расследования и предоставления информации в связи с содержанием в заключении вышеупомянутого еврея. Было бы желательно рекомендовать итальянскому посольству отказаться от подобных непродуманных запросов и не мешать нам в концентрации усилий, необходимых для энергичного осуществления наших масштабных целей. На пятом году войны у немецких властей есть другие задачи, более важные, чем расследовать судьбу какого-то депортированного еврея. Остается сожалеть, что посольство Итальянской фашистской республики упорно следует своей привычной манере запрашивать информацию касательно дел, связанных с евреями'. Подписал этот красноречивый документ заместитель Эйхмана Гюнтнер.
Любители поискать недочеловеков среди других рас и народов встречаются, к сожалению, и среди нашего брата. Свой рассказ Фоа начинает с изложения теории уроженца Вероны Чезаре Ломброзо. Отец физиогномики выводил из антропологических данных, что европейские евреи даже опережают в умственном развитии (не в образованности; Ломброзо прекрасно понимал, что это совсем не одно и то же) арийцев, не говоря уже о готтентотах, бушменах, монголах и... евреях в Африке и на Востоке. Он умер в 1909 году, задолго до описываемых в статье событий. Фоа не педалирует связь этих теорий с расовыми законами. Вдумчивый читатель увидит эту связь сам. 



Tags: Италия, Муссолини, евреи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments